Справочник специалиста по охране труда

Нарушение правил безопасности ведения строительных работ

3578
Октябрьский районный суд г. Омска 17 февраля 2010 г. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении прораба по производству строительно-монтажных работ К., обвиняемого в совершении преступления по ч. 3 ст. 216 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Октябрьский районный суд г. Омска 17 февраля 2010 г. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении прораба по производству строительно-монтажных работ К., работающего в ООО "Производственно-коммерческая фирма "Сибирь", обвиняемого в совершении преступления по ч. 3 ст. 216 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ).

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА

Суд установил, что между ООО "Произ­водственно-коммерческая фирма "Сибирь" (далее - ООО "ПКФ "Сибирь") и наркологи­ческим диспансером был заключен договор на оказание услуг по прокладке канализационных труб от гаража наркологического диспансера к ближайшему канализационному люку.

В соответствии с приказом директора ООО "ПКФ "Сибирь" от 10 августа 2009 г. прораб по производству строительно-мон­тажных работ К. (далее - прораб К.) был на­значен ответственным за исполнение строи­тельных работ по прокладке канализации. Согласно проекту производства работ (да­лее - ППР), утвержденному директором, в состав работ входили в т. ч. работы по раз­работке грунта на глубину 1,8 м длиной 21 м.

При прокладке траншеи в результате обвала грунта работники И. и В. получили смертельные травмы и скончались на месте происшествия.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый прораб К. суду показал, что для проведения работ по прокладке трубопрово­да канализации от гаража наркологического диспансера со слесарями по сантехническим работам И. и В. 10 августа 2009 г. были заклю­чены трудовые соглашения. Прокладка тран­шеи производилась 16 августа 2009 г. с ис­пользованием экскаватора на базе трактора. После того как экскаватор вырыл траншею, прораб К. вместе со слесарями по сантехни­ческим работам И. и В. на бровке собрали трубы и при помощи веревок опустили их в траншею. После этого прораб К. направился к трактору, чтобы дать команду трактористу-экскаваторщику закапывать траншею.

В это время работники И. и В. находились возле траншеи. Когда прораб К. уже подходил к экскаватору, то услышал крики работника Г., работавшего в находящемся рядом павильоне. Обернувшись, прораб К. увидел, что произо­шел обвал траншеи. Он побежал за лопатой, после чего вместе с экскаваторщиком и работ­ником Г. попытался откопать потерпевших, однако сделать этого не удалось. К моменту приезда работников МЧС России и следова­теля пострадавшие И. и В. уже были мертвы.

Вину в инкриминируемом деянии прораб К. не признает, т. к. считает, что не обязан был укреплять стенки траншеи, потому что рабо­ты в ней производить не планировалось и соответственно рабочих в траншее не должно было быть. Отсыпанный грунт находился на установленном строительными нормами рас­стоянии от края траншеи. Работники И. и В. являлись подрядчиками, между ними и «ПКФ "Сибирь"» существовали не трудовые, а граж­данские отношения, в связи с чем потерпев­шие должны были сами следить за соблюде­нием требований техники безопасности.

Директор ООО «ПКФ "Сибирь"» в суде пояснил, что работники предприятия 11 авгу­ста 2009 г. приступили к выполнению работ по прокладке канализационных труб от гаража наркологического диспансера к ближайшему канализационному колодцу согласно договору, заключенному с наркологическим диспансе­ром в ноябре 2008 г. Ответственным за испол­нение работ был назначен прораб К., которому были выданы наряды-допуски на производство земляных работ и работ повышенной опасно­сти. С работниками И. и В. были заключены трудовые соглашения на выполнение указан­ных работ. С ними был проведен целевой интруктаж, о чем работники И. и В. расписались в наряде-допуске. Также для производства работ был выдан ППР по прокладке водопро­вода и канализации к гаражу.

Председатель комиссии по расследованию несчастного случая разъяснил суду, что в ходе расследования изучались документы, имею­щие отношение к несчастному случаю, в част­ности планы работ (проверялось, были ли предусмотрены в них безопасные приемы работ), журналы инструктажей, наряды-до­пуски на проведение работ, срочные трудовые договоры, иная нормативная документация. В результате проведенного расследования комиссия установила основную причину не­счастного случая - нарушение требований безопасности при выполнении земляных работ, выразившиеся в нахождении работни­ков в траншее глубиной более 1,5 м с верти­кальными стенками без крепления.

Потерпевшие - мать погибшего работни­ка И. и дочь погибшего работника В. в судеб­ном заседании показали, что в последнее время работники И. и В. работали в ООО «ПКФ "Сибирь"». Гражданский иск потерпев­шие заявлять не желают и просят суд не ли­шать подсудимого свободы.

Допрошенный в судебном заседании очевидец несчастного случая Г. показал сле­дующее. Подходя к месту свой работы - па­вильону, работник Г. обратил внимание на то, что по соседству вырыта траншея глубиной около 2 м, шириной около 1 м, длиной около 20 м, а около траншеи стоит трактор. Работ­ник Г. сел рядом с траншеей, чтобы покурить, и увидел, что в ней находятся два человека, которые что-то делают с лежащими на дне трубами. Что именно они делали, он не понял.

В это время неподалеку проехал трамвай, и с земляной насыпи, находившейся у самого края траншеи, стал осыпаться щебень, а затем от стенки траншеи отвалился кусок глины. Работник Г. крикнул людям, находившимся в траншее, чтобы они покинули ее, но в этот момент произошел обвал стенки траншеи, и двух мужчин с головой завалило землей. Ра­ботник Г. сразу стал звать на помощь. На его крики прибежал тракторист-экскаваторщик и еще какие-то мужчины, и все они начали отка­пывать пострадавших руками. Откопав головы пострадавших, они поняли, что те уже мертвы.

Сторож наркологического диспансера Кр. в суде показал, что 16 августа 2009 г. начались работы по прокладке канализационных труб от гаража наркологического диспансера. Экскава­тор выкопал траншею, после чего двое рабочих взяли находящиеся в сторожке трубы и, подой­дя к траншее, сбросили их вниз. После этого рабочие попросили у сторожа Кр. лестницу. Получив разрешение, рабочие взяли лестницу и муфты для соединения труб и спустились в траншею. Веревки для спуска труб в траншею они не использовали. Затем в сторожке зазво­нил телефон, и сторож Кр. отвлекся, отвечая на звонок. В этот момент в сторожку забежал прораб К. и попросил лопату, пояснив, что рабочих в траншее засыпало землей. Он дал прорабу лопату, после чего подошел к траншее и увидел, что рабочих засыпало землей.

Из оглашенных показаний зам. главного врача наркологического диспансера следует, что ему на мобильный телефон позвонил сторож Кр., который сообщил, что в траншее перед гаражом наркологического диспансера засыпало землей двух рабочих. Прибыв на место происшествия, зам. главного врача увидел, что работников, засыпанных землей, откапывают из траншеи. Земляная насыпь находилась прямо возле края траншеи - ни­ какого отступа от края траншеи не было, стенки траншеи досками закреплены не были.

Представитель МЧС России, дежурный следователь, а также техник-криминалист показали в суде, что земляные отвалы нахо­дились у самого края траншеи, стенки тран­шеи были вертикальными.

Исследовав материалы дела, рассмотрев показания свидетелей в судебном заседании, суд пришел к следующему.

В соответствии с Должностной инструк­цией прораба по производству строительно-монтажных работ ООО "ПКФ "Сибирь", утв. директором ООО "ПКФ "Сибирь" 26 декаб­ря 2008 г., на прораба К. при выполнении указанных работ были возложены обязанно­сти по организации контроля за состоянием производства и ходом ведения работ, руко­водству проведением строительно-монтаж­ных работ, осуществлению руководства ра­ботниками, а также по подготовке рабочих мест согласно требованиям охраны труда и техники безопасности.

Согласно требованиям п. 5.1.1 строитель­ных норм и правил СНиП 12-04-2002 "Без­опасность труда в строительстве. Часть 2. Строительное производство", утв. постанов­лением Госстроя России от 17.09.2002 № 123 (далее - СНиП 12-04-2002), X при выполне­нии земляных и других работ, связанных с размещением рабочих мест в выемках и тран­шеях, необходимо предусматривать меро­приятия по предупреждению воздействия на работников опасных и вредных производ­ственных факторов, связанных с характером работы, в т. ч. обрушением грунтов.

В соответствии с п. 5.2.4 СНиП 12-04-2002 производство работ, связанных с нахождени­ем работников в выемках с вертикальными стенками без крепления в песчаных, пылевато-глинистых и талых грунтах выше уровня грунтовых вод и при отсутствии вблизи под­земных сооружений, допускается при их глубине не более 1,5 м в суглинках и глинах.

В соответствии с п. 5.3.2 СНиП 12-04-2002 извлеченный из выемки грунт необходимо размещать на расстоянии не менее 0,5 м от бровки этой выемки.

При выполнении земляных работ про­раб К.:

  • не предусмотрел мероприятия по предупре­ждению воздействия на работников опас­ных и вредных производственных факто­ров, связанных с обрушением грунтов;
  • не принял меры к оборудованию крепле­ний выемки с вертикальными стенками глубиной более 1,5 м;
  • не обеспечил размещение извлеченного из выемки грунта на расстояние не менее 0,5 м от бровки этой выемки.

Присутствуя при производстве работ по прокладке канализационных труб и зная, что данное рабочее место не соответствует требо­ваниям безопасности при ведении строитель­ных работ, прораб К., в нарушение должност­ной инструкции и ППР, допустил работников предприятия И. и В., находившихся в его рас­поряжении, к выполнению работ по прокладке канализационных труб в условиях, не отвечаю­щих требованиям охраны труда, и ненадлежа­щим образом контролировал их поведение.

События, которые привели к смерти ра­ботников И. и В., явились результатом того, что прораб К. не предвидел возможности на­ступления общественно опасных последствий своего бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Несмотря на непризнание подсудимым прорабом К. своей вины, она полностью под­тверждается доказательствами по делу. Вина подсудимого доказывается следующими ма­териалами уголовного дела:

  • протоколом осмотра места происшест­вия, согласно которому несчастный слу­чай произошел в траншее длиной 21 м, глубиной 1,8 м, шириной 0,8 м;
  • актом расследования несчастного случая, согласно которому комиссией выявлены нарушения требований безопасности при выполнении земляных работ;
  • нарядом-допуском на производство ра­бот повышенной опасности от 16 августа 2009 г., выданным директором ООО "ПКФ "Сибирь", согласно которому от­ветственным руководителем работ на­значен прораб К., в состав бригады вклю­чены работники И. и В.;
  • нарядом-допуском на производство зем­ляных работ от 10 августа 2009 г., выдан­ным директором ООО "ПКФ "Сибирь", согласно которому ответственным за обеспечение работ назначен прораб К.;
  • приказом о приеме на работу в ООО "ПКФ "Сибирь" работников И. и В. по специальности "слесарь по сантехниче­ским работам"; срочными трудовыми договорами от 10 августа 2009 г., согласно которым ра­ботники И. и В. были обязаны выполнить работы по прокладке водопровода и ка­нализации к гаражу наркологического диспансера.

Оценив исследованные доказательства по уголовному делу в их совокупности, суд находит вину подсудимого прораба К. дока­занной полностью.

К непризнанию подсудимым К. своей вины, его доводам о том, что он не должен был укреплять стенки траншеи в связи с тем, что работы не должны были проводиться в выемке, а также к тому, что между работни­ками И. и В. и ООО "ПКФ "Сибирь" суще­ствовали не трудовые отношения, а граждан­ские, в связи с чем работники должны были обеспечивать свою безопасность самостоя­тельно, суд относится критически и рассмат­ривает данные доводы как способ защиты с целью избежать уголовной ответственности. Если сборка труб должна была производить­ся на поверхности, а затем на веревках они должны были опускаться на дно траншеи, то прораб К., отвечающий за безопасное произ­водство земляных работ, не должен был до­пустить нахождения работников в траншее.

Позиция подсудимого К. опровергается показаниями свидетелей Г. и Кр., прямо ука­завших, что работы по монтажу труб произво­дились именно в транше, а не на поверхности.

У суда нет оснований не доверять пока­заниям этих свидетелей, а также показаниям зам. главного врача наркологического дис­пансера, дежурного следователя, техника-криминалиста и представителя МЧС России, указавших, что земляные отвалы находились у самого края траншеи. Оснований для ого­вора свидетелями подсудимого К. в судебном заседании установлено не было.

Председатель комиссии по расследова­нию несчастного случая показал, что при расследовании обстоятельств несчастного случая комиссией не опрашивались очевидцы происшедшего Г. и Кр.

В судебном заседании установлено, что прораб К., являясь лицом, обязанным соблю­дать правила безопасности при проведении земляных работ, допустил их нарушение, что повлекло за собой смерть двух работников.

Действия подсудимого К. суд квалифи­цирует по ч. 3 ст. 216 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) - на­рушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосто­рожности смерть двух лиц.

При назначении наказания суд учитыва­ет, что совершено преступление средней тя­жести (ч. 3 ст. 15 УК РФ). Обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание под­судимого, суд не усматривает. 

РЕШЕНИЕ СУДА

Оценив доказательства по делу, учиты­вая личность подсудимого, характеризующе­гося положительно, а также просьбу потер­певших не лишать подсудимого свободы, но тем не менее принимая во внимание степень общественной опасности совершенного пре­ступления, суд приходит к выводу о необхо­димости назначения наказания, связанного с лишением свободы, с применением допол­нительного наказания.

Оснований для применения к подсуди­мому К. положений ст. 73 УК РФ Л., суд не усматривает.

Руководствуясь ст. 307, 308, 309 УПК РФ суд приговорил:
признать прораба К. виновным в совер­шении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РФ;
назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбывани­ем наказания в колонии-поселении, с лишением права заниматься строительной деятельностью сроком на два года.

Т.М. Жигастова, 

зам. начальника Управления надзора и контроля 

за соблюдением законодательства о труде Федеральной службы по труду и занятости

Статья из журнала "Справочник специалиста по охране труда" №8, 2011



Ваша персональная подборка
    
    Зарегистрируйтесь, чтобы продолжить чтение статьи

    Вы находитесь на первом профессиональном сайте для специалистов по охране труда. Здесь Вы найдете актуальные новости и статьи про трудовое законодательство.

    Ваш подарок при регистрации: набор плакатов по охране труда, которые можно распечатать и повесить в офисе!

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль
    Я тут впервые
    Ваш подарок придет на указанный при регистрации Email
    Зарегистрируйтесь на сайте и скачайте файл!

    Это бесплатно и займет всего одну минуту! Вам станут доступны для скачивания более 2000 форм и образцов документов.

    У меня есть пароль
    напомнить
    Пароль отправлен на почту
    Ввести
    Введите эл. почту или логин
    Неверный логин или пароль
    Неверный пароль
    Введите пароль
    Я тут впервые
    И получить доступ на сайт Займет минуту!
    Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.